zagranitsa.com
Назад
Пишет блогер
Lara Gull

Обжигающая энергетика гениталий

27 сентября 2016 5 28997

 «Всем всю дорогу было насрать на эту выставку (и должно было так и остаться, посещаемость у фотовыставок вообще минимальная,очень скучно). Анонс гордо сиял на сайте Минкульта, экспозиция открыта с начала сентября. Никого она не волновала. Вы знаете, что шло в "ЦентреЛюмьер" до или будет идти после этого? Не врите себе, ответ – нет» (с)

Это был эпиграф номер один, а вот эпиграф номер два:

«И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги».

Слушайте, ну ведь понятно же, что в провокативном  искусстве стоимость арт-объектов  складывается из скандальности автора.

Понятно и то, что Россия нынче – хороший рынок, куда можно попасть, словно на машине времени в прибыльное прошлое:
то моральное кликушество, что в девяностые прошлого века делало деньги американским галеристам и тому же Стерджису   нынче легко и недорого воспроизводится в России, и пожилому фотографу будет теперь  на что доживать – международный скандал, ааааа, эти дремучие русские, мракобесы, запретили искусство, один срам на уме, то ли дело просвещенная публика  - купит принт за 2К долларов, повесит -  «да, да это у меня тот самый Стерджис, запрещенный в России после огромного скандала».

Кстати,  в эти девяностые, когда  Америку корчили припадки пуританства, и выставки фигуранта запрещали, у нас бы его принимали на ура после зрелищной голодухи в СССР-то. А нынче маятник качнулся в другую сторону и за коммерчесской дозой пуританства надо ехать к нам. Ну неважно.

Срежессированность холивара вокруг выставки с фото голых детей не очевидна только совсем уж простодушным: монетизация скандалов любого рода – давно отлаженный механизм.

Но есть кое-какие вещи в этом деле, которые мне любопытно думать, не попадая в психическую ловушку. [А ловушка очень изощренная, потому что ж невозможно же представить своего ребенка или внучку, скажем, на месте голой детки на берегу, или в других декорациях. Сразу хочется закутать и заслонить ее. Защитить].


Это если чувствовать.  А  думать  интересно вот что: почему именно нагота так бьет зрителя: кого по глазам, кого сразу в пах, а кого совсем иначе?

Если кто не помнит, то, согласно древней антропогонии,  самое первое знание человечества было знание о наготе.

То есть, статус до взломанной базы знаний был такой: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились», потом немножко поели запрещенки, и первое что долбануло  - «ааааа мы голые! Срочно прикрыть срам!»

Почему  нагота стала первым, что они осознали? Даже если кто не верит в миф, не может игнорировать подачу:  первое что первые люди понимают о себе – свою наготу. И только потом – всё остальное.

Ушибленные знанием о наготе, начинают они историю человечества на плоскости смертности – да, в сюжете мифа  именно после осознания наготы человек становится смертным, именно тогда протягивается первая связка эрос-танатос.

Проходит время, и еще время,  и выясняется, что разные культуры по-разному справляются с откровением наготы. Одни принимают ее как данность, рассматривают  тело как средство для зрелищ и игр. Другие наготу табуируют  и выстраивают  этические и прочие  кодексы вокруг этого запрета.

Настает  двадцать первый век.  Методы разборок с наготой остаются те же. Подсознание одних уже давно не обжигается от вида чужих гениталий. Подсознанию других требуется буфер этики, морали, и еще чего-нибудь. Первые пережили свой ренессанс,  у вторых психический метаболизм застрял в средневековье.

И уже в рамках одной культуры, одной цивилизации  существуют носители и той, и другой модели.


Мне интересно: а что в контексте светского общества диктует столь разное отношение к наготе?

Интересно это, потому что нельзя же всерьез воспринимать такой дутый феномен  как «оскорбление чувств верующих», ну.

Ну вот я верующая, каким боком ко мне относится фотовыставка с голыми детьми? Мне до нее дела нет, я не то, что не пойду на нее  – она вообще в другом эшелоне реальности протекает,  я с ней не пересекусь.
А если я там вдруг все-таки окажусь,  то мои фильтры не пробьет древняя энергетика гениталий. Фильтры эти были некогда запрошены и установлены в сознание,  модель называется «чистому – всё чисто, а нечистому – всё нечисто»

У меня нагота на художественных фото вызовет аллюзии экзистенциального толка: «наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь».  А порно я вовсе не смотрю.

Так обо что оскорбляться, уважаемые оскорбленные чувствами верующие, м.

Верующий человек должен быть привит от скандальности своей верой, своим вектором вверх, своим методом толкования реальности, где «наша брань не против крови и плоти, но против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной».

То есть, верующий человек понимает, что его война происходит над миром, в другом измерении, куда есть ход его духу, а телу хода нет, и в том измерении сама его душа – территория битвы, и дело идет не о возбуждении от вида чужих гениталий, а о куда более неуловимых сквернах – сквернах духа.

Потому что не смотреть порно – куда легче, чем не завидовать, не искать своего, не мстить, не самоутверждаться за чужой счет, не жадничать, не злобствовать.

Хотите реакцию настоящего верующего на эту фотовыставку? Вот священник Сергей Круглов пишет у себя в Facebook:

«Тело - это еще ладно...

А вот этак приснится фотовыставка обнажённых душ.

Толпа посетителей у входа; предутренний час - с первым лучом солнца двери откроют, но пока еще темно... Толкаешься, чтоб быть первым, чтоб успеть разыскать свою фотографию, сорвать, уничтожить, чтоб никто не успел увидеть, не то сгоришь со стыда... И весь кошмар сна в том, что и проснуться не можешь (бывают такие усилия, когда понимаешь, что спишь, и хочешь проснуться, пытаешься совместиться с телом и всплыть уже - ан никак), и утро все медлит и не наступает, и не понять, где открыли экспозицию: в вестибюле ада, в раю, в зале суда»

 

Так что не надо связывать дела веры с запретительной активностью.

Вопросы пропаганды педофилии регулируются законодательством, а законодательство регулируется духом времени – то есть надышанным объемом коллективной этики. Но эта этика – микс тех, кто истошно обжигается о зрелище чужих гениталий, и тех, кому тело – это просто тело.

Так вот обжигаются и сладострастные потребители наготы, и истеричные ее противники.

И последним стоит подумать как они оказались в одной группе с первыми.

_____________________________________
Лара Галль на Facebook
Другиетексты автора на нашем портале
В тексте использованы фото с сайта Александра Петросяна



НАПЕЧАТАТЬ

Смотрите также:

Комментарии (5)

c
Гость
c 3 года назад Гость Inga

Лара, не устаю удивляться, как часто вы формулируете так близко ко мне.

3
Ответить
c 3 года назад Гость Ирина

Браво!

1
Ответить
c 3 года назад Гость

А чего батюшке стесняться своей обнаженной души? Не должна ли она быть прекрасной? Видимо знает, что кривит душой.

0
Ответить
c 3 года назад Гость Нина Гость

Батюшка, как человек духовный, прекрасно понимает, что вся наша праведность как запачканная одежда. Поэтому и бежит, что бы сорвать фото своей души, ибо мы все несовершенны, а кому много дано, с того много и спросится. И он об этом знает.

0
Ответить
c 3 года назад Гость

Я может не к ряду скажу. Но на мой вкус все это "отключение/непринятие" инаковости это из страха смерти. Я думаю, что существует два способа преодолевать такой страх. Это "окружать" себя всякими обстоятельствами типа детей, любовников, обогащения. Жить утилитарно. Другое - это отрицание смерти, подшучивание над ней и т.п., что несколько напоминает здравомыслие и принятие смерти ( божечка, ну как можно принять то, что меня не будет). И эти два отношения к смерти соперничают друг с другом, ибо фрустрируют (отрицают) друг друга. Поэтому есть два отношения к этому дяденьке-фотографу. Одни типа принимают его творчество, с его почти звенящим отношением к юному женскому телу, которое огрубеет, обвиснет, станет ПЛОТЬЮ, и те, кто относится к жизни утилитарно, и сразу кроме плоти ничего не видит. Хотя, собственно выставки я не видела, да и выпимши я сейчас.

2
Ответить
Еще 0 ответов комментарии