zagranitsa.com
Назад
Пишет блогер
Lara Gull

Прогулка для декабря, мужской спам и женская ересь

09 декабря 2015 17 20531

В смерти нет ничего невыполнимого все умирают, и ты справишься.

Так говорю себе, шагая под пробным декабрьским снегом он живет только пока летит, ну и если повезет зацепиться за крыши и ветки, да еще за травинки на газоне, а на черном асфальте мегаполиса снег гаснет  на глазах.

Снег с ветром, и зонтик ноет, что ему выкручивают спицы. Закрываю. Надеваю капюшон. Его не хватает, чтобы защитить лицо, и я досадую на непогоду, хотя конечно она ни при чем: я просто ощущаю незащищенность, а это острое чувство, и его хочется воткнуть во что-то другое это другое и чувствовать: так люди склонны поступать с любой нестерпимостью.

фото

http://ic.pics.livejournal.com/petrosphotos/13786219/458490/458490_original.jpg  

Наверное так примерно многие поступают с чувством вины когда оно непереносимо: вину переносят на другого и осуждают его, судя в общем-то себя вот таким запутанным образом.

Всегда, всегда нужен этот кто-то об кого жить. И ситуативно,  и в постоянном режиме.
И вот тут два полюса: для этой цели сгодится кто угодно и нужно найти своего человека.


Мне много лет, и я уже начала подозревать, что оба полюса морок, и вообще одно и то же, потому что любой, кто даётся об себя жить свой тебе человек, загнанный в тот же эшелон что и ты.

И только когда он недостаточно даётся, и не получается извлечь из него желаемый толк, и вообще он что-то там своё себе позволяет, вместо того чтобы думать только о тебе, то миф о своем человеке расправляет крыла и щупальцы  во всю твою запросную нутрь.

Миф этот прекрасен и неприкосновенен и горе мне, что покушаюсь на него сейчас   свой человек где-то бродит неоприходованный, не задействованный в обслуживании тебя и оттого неимоверно печальный, а ты тут сидишь вся готовая, да, поистине "несвоевременность — вечная драма, где есть он и она", как это возвышенно печально и пронзительно прекрасно, не то что это чмо под боком, ну понятно).


А снег перестал. Наверное, понял что пока не выжить, и выключился на время.
Остановилась в дворе колодце посмотрела вверх.

https://scontent.xx.fbcdn.net/hphotos-xpf1/v/t1.0-9/12295295_1848292768730377_2818220424105785169_n.jpg?oh=bcfa60591e91dcaf557e8c57760f5881&oe=56EC6FCF

В питерских дворах-колодцах хорошо слышится как человек заперт в себе,
как приговорен злыми феями сценариев к узкой шахте, откуда видно совсем немного неба,
как мало света в стенах этой шахты, обжитой другими,
как не стоит надеяться на человека, и плоть делать своею опорой.
как бессмысленно заманивать кого-то в свой сценарий в качестве реквизита:

[ну вот эти все благодевичьи мечтания, где он предмет для осчастливливания: вот я поведу его к Англетеру, или на узкую улицу Репина и там он почувствует то же что и я, мы понимаем друг друга без слов, у нас такой резонанс , словно кончили вместе,
но в итоге ах, облом, огорчение,
человек не реквизит для твоих бесконечных внутренних селфи, какой удар, а]

Декабрьский вечер ранен но рана его невидима и исцелима перекидываю четки слов, укалываясь о смыслы: вечер у нас в декабре всего лишь ранний, но это небо цвета крови, этот снег цвета бинтов, да и фракталы веток похожи на капиляры нет, вечер определенно ранен, но и это пройдет.

фото

http://ic.pics.livejournal.com/petrosphotos/13786219/514231/514231_original.jpg

Все вещи в мире соседствуют: пшеница и плевелы, агнцы и козлищи, свет и тьма, спам и годное, думаю/чувствую я.

Отовсюду, со всех исторон идет спам, и везде слышно как прилежно шелестит надежда отыскать в нем годное.

И это тоже сценарий из тех, что пронизывают любою жизнь кто-то очень сильно заботится, чтобы нам всем было чем заняться.

Снова кто-то включает снег. Я оказываюсь в кадре, не мной выстроенном, и невидимый режиссер неслышно командует "мотор", и надо сыграть, но что?
Вдруг вспоминаю что на зиму была куплена водостойкая тушь для ресниц - годная тушь, в ней оказалось, даже плакать можно безнаказанно, а уж снег она выдержит точно.
Поднимаю лицо к снегу пусть. Он ничего мне не сделает я вдруг  оказалась готова к контакту, а не к защите.


И он тает об меня, потому что я теплее, и во мне жизнь.

Да и в смерти нет ничего невыполнимого — все умирают, и ты справишься, когда придет твое время, напоминаю себе нащупанное в бездонных карманах экзистенции.

И улыбаюсь, как хорошо снаряженный путник.

_____________________________________

фото обложки Александр Петросян

Другие тексты Лары Галль на сайте:

Шоколад и фарфор

Как он мог?!

Он, она, Питер

Sweet Piter: 5 сладких вещей, которые стоит привезти из Петербурга


НАПЕЧАТАТЬ

Смотрите также:

Комментарии (17)

c
Гость
c 5 лет назад Гость Юлия

Спасибо. Невероятно своевременный текст.

2
Ответить
c 5 лет назад Гость

Колодец Юрия Климова - шедевр, конечно.

2
Ответить
c 5 лет назад Гость Нина

какое замечательное фото питерского колодца! и за то, что "все справляются" - спасибо

1
Ответить
c 5 лет назад Гость

какая же вы старая, жирная и некрасивая женщина

-14
Ответить
c 5 лет назад Гость Гость

Всегда было любопытно - что заставляет написать что-то подобное совершенно незнакомому, постороннему человеку. Подозреваю, что примерно тот же позыв, под действием которого пишут на заборах слово из трёх букв)

0
Ответить
5 лет назад Katerina Dotsenko Гость

это так весело читать от анонима) Спасибо за текст, Лара. Ваши блоги удивительны и не похожи на другие.

0
Ответить
Еще 3 ответа
c 5 лет назад Гость идитор

- «Как так вы меня не пропечатаете»?, - вкрадчиво поинтересовалась известная эссеистка (ТМ), писательница с двойной фамилией Толстая-Красивая. - «А вот так», - выдохнул шеф-редактор толстого и красивого журнала, носивший не менее двойную фамилию Бомж-Бруевич. – «Всё перепишите, тогда да»! - «Что всё»?, - поинтересовалась муза. «Вообще всё, что я за всю мою жизнь»? - «Можно и так», - продолжал глумиться босс, полностью убитый жизнью и наполовину съеденный алкоголизмом; - «Но хотя бы так: никакой улицы Репина (что за художества?), вы же знаете, как называется этот переулок! И поменьше декаданса, читатель этого не любит. И не в декабре, а в мае. И не снег, а черемуха»! - «Хрен тебе, графоман несостоявшийся», - парировала акула пера и направила стопы свои к выходу. – «Пойду сдамся в «Гламур и оргазм», они еще и гонорару больше отвалят»! Дверь лязгнула не хуже парового молота. - «Зря я так с ней», - усох и съёжился редактор. – «Зря. Хотя – ну не сама ли она всем (и мне, и мне!) внушала, что энтропия же должна же у-мень-шать-ся»!

-13
Ответить
Еще 5 ответов комментарии